Алчность пожирающая Россию

Величайшее горе нашей страны – помутнение разума от алчности

Взяться за перо меня побудило появившееся на днях в прессе сообщение о том, что на моей родной Рязанщине стало процветать воровство чернозема. В Михайловском районе, в селе Поярково, произошел дикий случай, когда местный «фермер» пришел в ярость, увидев, что телевизионная группа ведет на территории его хозяйства съемки «работ» по изъятию плодородного черноземного слоя и погрузке его на «КамАЗы» с целью продажи «новым русским».

Он набросился с кулаками на телевизионщиков, разбил аппаратуру, разломал штатив об голову оператора. Он знал, что не первый год нарушает закон, запрещающий передвигать плодородный слой земли. Не раз приходилось ему платить административные штрафы, но удержаться от «халявного» дохода не мог. Штраф — в случае, если поймают с поличным — не бывает больше 30 тысяч рублей, а выручка от груза одного «КамАЗа» превышает 50 тысяч. Сломалась психология бывшего сельского труженика: стал он калечить и выставлять на продажу свою родную землю-кормилицу, породнившись тем самым с опустившейся алкоголичкой, продающей в чужие руки собственного ребенка.

В одном этом эпизоде, как в капельке росы, отразилось великое вселенское горе нынешней России – помутнение разума от алчности. Беда эта всегда живет рядом с человеком, как палочка Коха, но не всегда она становится общественным наказанием, как и разрозненные палочки Коха не сводят в могилу каждого встречного и поперечного. Нынче жадность пожаром охватила все наше Отечество. Нет ей пока удержу ни от центральной власти, ни от чахлых творений депутатов Государственной Думы, ни от правоохранительных органов, ни от Церкви… Незаметно воровской менталитет стал властителем дум и подстрекателем поступков огромной части нашего общества. Люди одержимы страстью получать доходы и делать состояния за счет ограбления природы или за счет тех материально-технических богатств, к созданию которых они не имели никакого отношения.

Само государство подает в этом отношении дурной пример своим согражданам. Из года в год оно кается в том, что продажа топливно-энергетических ресурсов является основой экономической стабильности — или кризисов, в зависимости от ситуации… — страны, бьет себя в грудь, клятвенно заверяя, что будет исправлять эту уродливую деформацию экономики, постоянно твердит о «модернизации-инновациях-диверсификации». А в реальности — ищет новые кладовые природы в арктической зоне, чтобы опустошить их, строит новые экспортные трубопроводы, руководствуясь известным принципом «После нас хоть потоп».

О нефти и газе сказано столько, что повторяться просто неприлично. Но ведь и в других отраслях и секторах экономики царит такая же вакханалия расхищения.

Лесные богатства России, изумлявшие нас самих и весь мир своей неоглядностью и – якобы — неистощимостью, тают на глазах. За каких-нибудь полвека они сократились вдвое. В европейской части России уже почти не осталось сосновых боров. Мы теперь смотрим на картины Шишкина как на образы невозвратимой России. Вдоль дорог и рек уже нет промышленно годных лесов, а в глубинку нынешний хищник не лезет. Он алчный временщик, и не хочет вкладываться в обустройство лесных краев и ведение грамотного капиталистического хозяйства, по примеру финнов или шведов. К доморощенным расхитителям леса давно присосались дельцы из Китая, Кореи, Японии. Для них коррупционная среда российского чиновничества — настоящий малиновый рай, и не ведает казенная статистика, с какой скоростью опустошаются сибирские и дальневосточные таежные кладовые.

Не было на свете страны, которая бы так гордилась своими рыбными богатствами, как Россия. Иноземные послы в Москве испытывали шок от гигантских севрюг и осетров, украшавших столы во время званых обедов. Черная икра была чуть ли одним из гербовых знаков страны. Даже на моей памяти икра оставалась основой представительских государственных подарков. А теперь острословы называют ее «рыбьими яйцами», которые, дескать, продают дюжинами. Да, мы потеряли большую часть Каспийского моря – основного ареала осетровых. Но и в той части, что осталась под юрисдикцией России, царит хищнический беспредел.

Пограничники, которым поручено охранять мировых реликтовых рыб, беспомощны перед новейшей мореходной техникой воров, их наглостью и безнаказанностью.

Браконьеры не раз отвечали автоматными очередями на приказы остановиться для досмотра и, как правило, уходили от погони. Особенно лютуют браконьеры у берегов Дагестана, но и в низовьях Волги они чувствуют себя вольготно. Река Урал была на протяжении веков одним из основных нерестилищ осетровых. Сейчас она катастрофически мелеет и скоро станет непроходимой для идущих в нее рыб, а представители России и Казахстана никак не могут найти комплексного решения, которое устроило бы обе стороны.

С горечью вспоминаешь историю, гласящую, что Петр I, приезжавший на Дон, где строились первые суда русского военного флота, запрещал даже звонить в церковные колокола во время нерестового хода осетровых, чтобы не беспокоить рыб, а казаки сами жестко охраняли строгий порядок ловли.

Ладно, об осетровых и их губителях хотя бы часто пишут в прессе, но ведь воры разных калибров облепили и всю остальную рыбную поляну. Дальневосточных крабов, лососей, кальмаров тысячами, если не миллионами тонн выгребают из наших морей свои и чужие браконьеры. Никакой достоверной статистики нет. Лишь отдельные эпизоды следственной и судебной практики, связанные, в основном, с красной икрой, дают возможность посмотреть в узенькую щелку на безграничный разгул беззакония и хищений.

Даже простую любительскую рыбалку быстро оседлали охотники до легкой воровской добычи. Выяснилось, что как-то незаметно почти все берега рек и озер оказались в аренде у воров, которые на паях с местными чиновниками стали взимать плату с ошалевших от беспредела граждан, решивших отдохнуть в выходные дни с удочкой в руках. Потоки писем возмущенных людей даже вынудили Владимира Путина публично выразить негодование в адрес мошенников. Но уже поднаторевшие в своем преступном бизнесе «предприниматели» снова нашли лазейку.

Я читал, что ушлые дельцы приватизировали часть дороги, ведущей к местам отдыха и рыбной ловли, и стали брать плату за проезд по этому участку. Господи, да когда же на них найдут управу!

Зараза алчности захватила и самые низы нашего общества. Помните, в советское время был создан знаменитый фильм Гайдая «Пес Барбос, или необыкновенный кросс», где его герои, Бывалый, Трус и Балбес готовились полакомиться свежей рыбкой, оглушив ее взрывом толовой шашки. В наше демократическое время техника воровства усовершенствована. В распоряжение браконьеров поступили электроудочки, уничтожающие своими разрядами все живое в реке, эхолоты, которые позволяют выслеживать всякую мало-мальски заметную добычу в толще воды. У беззащитной природы воруют все, что можно унести. В Австрии и Швейцарии за сорванный цветок эдельвейса полагается штраф в 500 евро, а у нас на рынках присутствуют все творения природы, занесенные в «Красные книги».

Животный мир России давно стал объектом преступных развлечений людей, обладающих деньгами и властью. Еще в далеком 1963-м мне довелось присутствовать при «монаршей» охоте в хозяйстве «Завидово» под Москвой. Было время тока глухарей, и егерь долго разъяснял участникам охоты, что глухарь — редкая вымирающая птица, пришедшая к нам из доисторических времен, и что нельзя бить больше одного экземпляра. Сиятельные охотники разбрелись по своим участкам, и каково же было мое изумление, когда после отбоя Никита Хрущев, сияющий от радости, хвастался, что «свалил» трех петухов, потрясая при этом убитыми птицами.

Не меньшее потрясение я испытал, когда узнал, что представитель главы государства в Государственной Думе господин А. Косопкин возглавил браконьерскую экспедицию в горах Алтая для охоты на редчайших горных козлов. Экспедиция разбилась, потому что для охоты использовала вертолет, и в азарте преследования обреченных животных пилоты столкнулись со скалой. Помню однажды, когда вокруг Москвы бушевали лесные и торфяные пожары, один из заслуженных огнеборцев демонстративно подал в отставку, публично заявив: пока пожарные занимаются своим делом, в них летят пули и дробь охотников, караулящих дичь, бегущую от огня и дыма.

Каким контрастом с воровскими повадками наших охотников является, например, практика воспитания спортсменов-охотников Германии.

Там, прежде чем соискатель охотничьего билета получит право взять в руки ружье, он должен два года проработать в охотничьих хозяйствах, заготавливая корм для диких животных, расчищая лесные угодья, обихаживая места для водопоя. Философия проста: научись сначала приумножать богатства животного мира, а уж потом пользуйся правом получать удовольствие от охоты.

Если оставить в стороне природу и обратиться к материально-техническому богатству, созданному предыдущими поколениями россиян, то и здесь мы не сможем продраться сквозь заросли воровских и мошеннических замашек и приемов, которые окрашивают в криминальный колер всю жизнь теперешней России. Любой экономист на вопрос о причине невероятной дороговизны жизни в России — при скромном уровне заработных плат — ответит, что виной всему является проблема посредничества. Всякий товар, произведенный в нашей стране, на пути от производителя до потребителя проходит через нескольких посредников. Например, простое молоко, за которое владелец коровы получает 10-11 рублей за литр, обходится потребителю в 40-55 рублей за тот же литр, то есть в 4-5 раз дороже. Никакие ссылки на расходы по упаковке, пастеризации и транспортировке критики не выдерживают. Они могли бы повысить цену на продукт в два, но не в пять раз. Остальное идет в карманы тех самых посредников, которых мы с полным основанием можем назвать ворами, ибо они, ничего не производя, запускают руку в наш карман. И кто из нас при этом не слышал, что доступ в Москву непосредственным отечественным производителям овощей и фруктов и иных продуктов питания практически закрыт? Ни о какой конкуренции всерьез говорить нельзя, достаточно бросить даже беглый взгляд на ценники и ценовую динамику. Посредники – это саранча, пожирающая наше благополучие. Они стараются всячески увеличить свою долю в конечной цене товара или услуги. Никаких серьезных мер по ограничению посреднической деятельности власть не принимает. Она озабочена как раз тем же самым: как бы ей увеличить бюджетные доходы, не прилагая к этому никаких созидательных усилий. Вот и ломает годами голову министр транспорта, как бы ему ввести платные автодороги, не строя новых.

Сейчас, накануне выборов в Государственную Думу, да еще в преддверии президентских выборов, на самых высоких заседаниях стало модным говорить о безобразиях, творящихся в системе жилищно-коммунального хозяйства.

Вдруг стало выясняться, что за последние годы тихой сапой вся система ЖКХ была приватизирована компаниями, состоящими в основном из родственников и друзей местных руководителей, которые, опять-таки, ничего не производя и не строя, взялись за набивание своих карманов нашими деньгами самым простым путем повышения тарифов.

Об этом в полный голос заговорил глава правительства. Воры прижали уши, притихли, но, будьте уверены, ненадолго. Утроба у них ненасытная, они еще только первые миллиарды положили на свои счета в зарубежные банки. Нельзя снимать ответственности с центральной власти, потому что ЖКХ была и остается государственной корпорацией.

Не хочется пугать сограждан, но вряд ли им удастся увернуться от намерений правительства ввести налог на недвижимость, о чем давно идет придушенный разговор в коридорах власти. Опять речь идет о «халяве», о получении денег с того, к чему власть не прилагала не то что руки, но даже и пальца. Все жилье, дачки, гаражи и прочее будут обложены налогом, исчисленным от рыночной стоимости этой недвижимости.

На этом фоне не приходится удивляться, что в России процветает так называемое «черное рейдерство», то есть силовой захват чужого имущества. Поскольку вся частная собственность имеет сомнительное — с точки зрения закона — происхождение, то в стране процветает «закон сельвы», когда более сильный вор, имеющий к тому же «крышу» во властных структурах, отнимает у более слабого вора его имущество. Борзописцы долго изгалялись над лозунгом большевиков «Грабь награбленное!». Теперь же и формально исповедующие демократию господа занимаются тем же самым.

Разве не потешно видеть и слышать, как в Лондоне Абрамович и Березовский судятся за передел богатства, награбленного в России?

Главное — урвать и не отдать то, что ты успел украсть. О созидании источников богатства речь никогда и нигде не идет.

Где бы ни случилась так называемая «резонансная» трагедия — гибель теплохода «Булгария», катастрофа «Як-42» в Ярославле, взрывы на угольных шахтах — везде в основе их лежит безудержная страсть к незаконной наживе, к обогащению без созидания источников, рождающих нормальное и уважаемое в любом обществе благосостояние. Куда бы читающий и слушающий новости гражданин не бросил глаз, везде его ждут сюрпризы все того же плана: галопирующая алчность, поглощающая души людей. Будь то череда историй об обманутых дольщиках, о «черных риэлторах», о подпольном игорном бизнесе, затянувшем в свою воронку высокопоставленных государственных чиновников, о наркотиках, проституции…

Россия буквально задыхается в тисках алчности. И задохнется, если ей не помочь вырваться из цепких смертельных объятий. Помочь могут только закон и общественная мораль, но закон более скор и эффективен в обуздании алчности. Россия в начале XXI века подписала две конвенции по борьбе с незаконно нажитым имуществом. Одна — ооновская, другая — Совета Европы. Обе были ратифицированы российской стороной и стали, таким образом, обязательными для исполнения. Ведь уже давным-давно российская власть на весь мир объявила о том, что международные законы, к которым присоединилась наша страна, будут носить приоритетный характер по отношению к внутреннему законодательству.

Так вот, оба документа предусматривают, что государства-подписанты обязаны провести имплементацию – то есть изменение — своих уголовных законов с учетом положений конвенций. А в текстах обеих конвенций говорится о том, что среди мер уголовного наказания за действия по незаконному приобретению имущества должна обязательно фигурировать конфискация этого имущества. Я стараюсь внимательно следить за работой Государственной Думы и должен признаться, что до сих пор не заметил в ней никакого усердия в имплементации нашего Уголовного кодекса в духе упомянутых конвенций.

У нас нет такой меры наказания, как «конфискация незаконно нажитого имущества». Она имелась, но кому-то сильно мешала, и была изъята буквально за несколько недель до истечения срока деятельности Государственной Думы III созыва.

Впрочем, я далек от мысли, что даже принятие такого закона решит проблему. Еще Салтыков-Щедрин говорил, что закон в России суров, но смягчается необязательностью его исполнения. Но все-таки в виде такого дополнения в Уголовный кодекс власть получила бы в свои руки мощное правовое орудие для укрощения бушующей алчности. Ведь стяжатели всех времен и народов более всего боятся именно потери наворованного состояния, их не пугает тюремный срок. Знаменитый в свое время аферист Андрей Козленок, возглавлявший фирму «Голден Ада» и выкравший из погребов Гохрана «товара» на сумму около 300 миллионов долларов, получил срок в виде 6 лет тюремного заключения, и бровью не повел при чтении приговора. Игра стоит свеч, сказал он.

Источник: stoletie.ru

One Response to Алчность пожирающая Россию

  1. Mudak says:

    Таварищь статьи просто пиздабол, забалтывающий реальные проблемы. Член тебе в руки дарагой тавариш.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: