Патология страха

В повседневной жизни у человека довольно часто при депрессивно-деперсонализационных состояниях встречаются такие эмоциональные состояния, как страх и тревога. Возникает так называемая «ангедония» — утрата человеком чувства радости и удовольствия.

Страх и тревога широко распространены и при многих психических заболеваниях. В структуре страха и тревоги выделяют три основных нарушения: аффективное — чувство опасности, интеллектуальное — неуверенность и волевое — нерешительность.

Как известно, страх — это эмоция, возникающая на конкретную реальную или воображаемую опасность. Существуют как врожденные, так и приобретенные причины страха. К врожденным механизмам страха относят такие, как одиночество, неизвестность, высота, неожиданное приближение, неожиданное изменение стимула, боль.

К социокультурным факторам страха относят обычно присутствие чего-то угрожающего или отсутствие того, что обеспечивает безопасность, а также контекст события, опыт и возраст индивида и др. Порог возникновения страха находится под влиянием индивидуальных различий биологического порядка, индивидуального опыта и общего социокультурного контекста происходящего.

Страх переживается человеком как предчувствие, неуверенность, полная незащищенность. Человек ощущает угрозу своему существованию, своему телу и даже своему психическому «Я».

В медицине и психологии выделяют несколько сотен разновидностей страха, при этом о патологичности или физиологичности страхов говорят весьма условно, поскольку страх может являться адекватной, мобилизующей реакцией на реальную угрозу.

Многие психически здоровые люди даже не подозревают о наличии у них какой-либо разновидности страха до того, пока не столкнутся с соответствующей ситуацией. Имеются данные, что примерно у 40% людей отмечается страх змей, 31% — боязнь высоты, 21 % — боязнь лечения у стоматолога, 15% — страх смерти.

Но есть еще и животный страх неотвратимости возмездия. Это «привилегированный», особый тип приобретенного страха, который накапливается вместе с наворованным богатством. Не верите — спросите у воров в законе, олигархов, политиков, депутатов, «расхитителей социалистической собственности» и у основателей финансовых пирамид. Например, у Ходорковского или у Мавроди.

Сейчас цепь событий развивается так, что ни у кого в мире нет сомнений насчет давних амбиций США, ещё задолго до взрывов WTC 11 сентября 2001 года. Про империализм, как высшую стадию развития капитализма, что-нибудь слышали?

Плоды его «развития» мы сейчас видим на пылающих в огне улицах Нью-Йорка, Чикаго, Оттавы, Торонто, Калгари, Эдмонтона, Монреаля, Ванкувера, Лондона, Брюсселя, Афин, Дублина, Рима, Лиссабона, Порту, Праги, Берлина, Парижа, Амстердама, Стокгольма, Варшавы, Копенгагена, Вены, Тель-Авива, Иерусалима, Хайфы, Кирьят-Шмоне, Токио, Мехико, Рио-де-Жанейро…

Сразу несколько десятков стран на всех континентах — 82 страны ! — оказались в ситуации «массового народного терроризма». Перепуганные властями, газетными магнатами и олигархами СМИ уже не осмеливаются называть эти протесты «терроризмом». Придумали новый, обтекаемый синоним классовой борьбы в виде определения «протесты против финансовой системы».

Словом, лишь бы не прозвучало то, что происходит на самом деле. Ведь в истории такое уже случалось. И не раз. И называется это просто и до боли знакомо — «социалистическая революция». Читаем лозунги. Так это, или иначе, но погромы и пожары второй день продолжаются по всему миру.

Только 15-16 октября 2011 года на улицы вышли несколько миллионов людей с лозунгами против капитализма, как государственного строя. Миллионы террористов? А лозунги протестующих читали? Накушались империализмом везде! Особенно в Европе.

Капитализм — «шайсе», это факт. Но, может, уподобляясь тем членам человеческого сообщества, которые думают не совсем своей головой, проще обозвать матерными словами научно вовсе не опрокинутое учение о высшей стадии развития совсем другого типа общества? Алчные «крысятники» и «портяночники» великую страну успешно развалили. При этом, не утруждая себя объяснениями, как, почему и на какой такой научной основе и в чьих интересах «случился» развал великой державы. И кто за это ответил? Никто!

И почему мы, так сказать, простые «трудящиеся» должны верить этому, навязанному нам ельцинским режимом скепсису «отрицания отрицанием»? Ведь кроме эмоций общего порядка, типа «эти (с)коты сожрали мою сметану», так искусственно притянутых за уши пропагандой масонов «репрессий» и т.д. ещё никто ничего конкретного марксизму-ленинизму или законам англо—саксонской политэкономии не предъявил.

Или считается, что достаточно кухонной болтовни для того, чтобы отменить объективные исторические процессы и социально-экономические условия существования и законы развития нашей жизни?

Разумеется, что экономика — это не наука. И политика тоже. Это — тусовка негодяев, карьеристов и аферистов (что является синонимами), подручный инструмент передела собственности, грабежа, закабаления и эксплуатации полуголодной толпы. И не вздумайте политику от экономики отделять — политэкономия капитализма и научного коммунизма сейчас в науке опять в моде.

Но не советуется блефовать современными «экономическими теориями» потребления типа «эффекта Пигу в кейнсианской теории», а также отвлеченными от жизни теоретическими упражнениями типа возможности резкого улучшения жизни народа путём использования эффекта Пигу в функции потребления таких мощных интеллектуальных моделей «экономического развития» как то: a) Фишера b) Модильяни c) Фридмана d) Холла.

Не рекомендуются также решения жизненных проблем человечества методом ограничения доходов самой прогрессивной части человечества такими мощными инструментами влияния как: 1) денежная масса (в килотоннах печатной массы долларов) 2) эффект перераспределения (сами знаете от кого—кому) 3) изменение предложения (шило — на мыло и веревку с петлей) 4) тотальные ограничения потребления, связанные с радостными ожиданиями счастливого экономического будущего.

Не спасут человечество ни хитроумные финансовые трюки промышленных магнатов, ни брокерские институты аферистов типа «Форекс-трейдинга». Всего этого на самом деле нет и в помине. Только на бумаге.

Как говорится в близких к политэкономикам, олигархам, финансовым воротилам и другим аферистам кругах, платежеспособность — это вам не способность WTC завалить. Это — вопрос темперамента, а не дохода. Как утверждает левое СМИ, заходя к проблеме справа, «такое могли придумать только фанатичные сионистские, а не мусульманские стратеги».

Да, от сложившейся ситуации, конечно, мы не в восторге. Политику глобализма и полицейского надзора со стороны США за мировым порядком трудно оправдать. Если исходить из своих национальных интересов. Будь наша воля — так мы бы им давно зелёную жабу под подушку вместо свиньи и куриных окорочков подложили. Чтобы они потом всю жизнь от ужаса и страха икали.

Но, честно говоря, как—то не пришлось увидеть ни одного русского человека, который бы американцев на самом деле «боялся». Может, зрение притупилось? Возможно, что не столько «боятся», сколько резонно опасаются 3—7 % россиян, не больше. Как вы думаете, почему?

А чем, собственно, они могут напугать ортодоксального крестьянина или полуголодного ученого, увлеченного борьбой за выживание, бедного учителя или простого работягу у станка? Разозлить — да, но не напугать. Это они там, в Пентагоне, в своё время так испугались собственного крика «Русские идут!», что синдром испуга до сих пор не проходит.

Отсюда и постоянные угрозы со стороны ПРО, ВТО, ООН и прочей проамериканской дребедени. Странно другое: как эти вторичные низменные рефлексы страха заставили некоторых слабонервных русскоязычных предателей их, америкосов, так по—холопски почитать? И за что, спрашивается? Из страха потерять наворованное? Или за те самые 30 сребреников?

Или лишиться жирных грантов типа соросовских, в обмен на лояльность к демократии американского типа и разрешение промывать русским мозги? Вот уж, действительно, от любви до ненависти — один шаг.

Однако имеем в виду, что про то, «что хотим, но не можем», 93-97 процентов русских даже не догадываются. Презирают — это да, но вовсе не боятся. Страх лежит в основе невидимого, в основе видимого — только любовь. Значит тот, кто не слепой, тот и не боится. А все потому, что «не слепой» многое стал видеть, кое-что знает, и о многом догадывается. А иногда даже и думает.

Так и хочется послать читателя не совсем далеко — к теме о том, как эта империалистическая кухня делается: http://www.free-cinema.ru/dollar/. И не думайте, что существует какая — либо другая экономика, кроме экономики силы и печатного денежного станка. У кого есть станок, у того и сила. Следовательно, у того и экономика лучше.

Уж очень Западу понравился отработанный алгоритм экономического удушения времен холодной войны. А что, в сущности, изменилось? Не надоело ли наивной (если не сказать «глупой») псевдоэкономической российской элите (Ясину и Ко), прислонившейся к власти, искать нелепые ответы на несуществующие в условиях России вопросы?

Тем временем холодная война опять приняла жаркие формы. Только от жарких объятий с американцами уж очень сильно холодком отдает. И ещё — фенолом. Как от тех куриных «окорочков Буша», которыми заполнены все холодильные камеры моргов России.

Рано или поздно, но «the russians» его, америкоса, своей непредсказуемостью за задницу возьмут. Что есть, как известно, высший тип интеллекта. Похоже на то, что именно русские сломают белому орлану сначала непомерно хищно загнутый клюв, а потом и хребет. Дайте только срок. Когда? А сразу, как только!

Хищники, похоже, не без причин наделали столько глупостей, а дела все равно идут далеко не лучшим образом. Хотя стервятник смертельно ранен по причине собственной алчности, но все ещё на что-то надеется. Одно настораживает — раненый зверь вдвойне опасен. Такую махину как Америка в разносе так просто не затормозишь.

Ну так пусть и катится сама по себе. Не надо миру строить из себя Сизифов и Голиафов чтобы участвовать в их общественно-бесполезном труде: пока там печатают доллары для мировой экономики, она непобедима.

Поэтому, для начала, следует неамериканскому миру построить свой печатный станок для объединенной валюты, а потом и ВТО с МВФ упразднить. А пока кризис на дворе, лучше просто в сторонку отойти. Как бы по маленькой нужде. Вон Швейцария место в нейтралитете освободила, можно её место пока занять.

Заодно оставим в покое и этот наш психоневротический комплекс «хотим, но не можем». Это — болезнь, добытая от наших врагов со времен былого советского превосходства. То, что мы непобедимы — это и так всем известно. Поэтому пусть это так и останется их неизлечимым комплексом полноценности.

Вспомним тут американского «нобелиата» Вильяма Фолкнера, который утверждал по этому поводу, что «…сегодня наша трагедия — это всеобщий, чисто физиологический страх…Все мы задаёмся только одним вопросом: когда я взлечу на воздух?…» Разве этим не дан исчерпывающий ответ, кто на самом деле кого боится?

Что верно, то верно: больше всего на свете надо бояться страха. А законы той самой пресловутой политэкономии ещё никто не отменял. Но не будем слепо перенимая глупости с этого света, спешить на тот. Без нас всё равно не начнут.

Пусть Запад первым в успехах кризисного периода потренируются, а мы посмотрим со стороны, как это у них получится, мудро опираясь на самодостаточность. Но пока на вершине высокой горы черепов останется хоть одно место для черепа еще живого человека, там всегда найдется место и для надежды.

Оптимизм — это последнее, чему человек, уходя, уступает своё место. Впрочем, некоторые из нас предпочитают, чтобы вместо оптимизма нам оставили после себя хотя бы сто долларов. Желательно наличными и в евро. А если они попробуют начать без нас, то об этом пожалеют.

Нет, не то сейчас время, чтобы кого — нибудь можно было запугать. Ни Россию, ни Индию, ни Северную Корею, ни Китай. Ни Иран даже. Да и порядок реального превосходства США в действительности совсем не гарантирует успех. Это им не доллары по ночам взахлеб печатать.

На самом деле война в наше время — это роскошь, которую могут себе позволить только супер недоразвитые, экономически окончательно безнадежные страны. Этим терять нечего. Это как дважды два — четыре. А если мы сами сильно захотим довести свою страну до такого состояния, то мы и это сможем. Вот чего на самом деле стоит опасаться всем, и, в первую очередь, американцам.

И сегодня уже не важно, чьими руками покойнику закроют глаза. Пусть тогда марсианские историки разбираются, что это было на Земле на самом деле — обычная реализация права сильнейшего на преступление или патология невменяемого страха Вселенского Глупца.

Источник: proza.ru

2 Responses to Патология страха

  1. K. D. says:

    В теории всё так складно получается — прям рай какой-то. А на деле как-то не получается. Как есть мнение, которое и я поддерживаю — «не нужно вставать ни под чьё знамя. Пусть они сами между собой дерутся, а мы в лесах будем, и как только хоть «наши», хоть «наты» будет подходить — палить и тех и других». Всё дело в том, что ни Большой Пэ, ни Малый Мэ, ни Черная Обезьянка, никто из них лично для меня ничего делать не будет. Так спрашивается — чего я буду стараться для них? Найдут дураков, которые за них драться будут, пусть дерутся. И не «моя хата с краю», но — «думаю за себя и свою Родину». А разве всякие политиканы — моя Родина? Разве вся эта шушера, наворовавшая _народных_ ресурсов — моя Родина? Да пусть они хоть зубами друг друга загрызут — мне только потеха будет.

  2. Dfcz says:

    А он про какое украденное? Наверное не во времена революции. Тогда все складно звучит.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: